Виталий ГУЛИЙ. Чудеса в решете


Виталий ГУЛИЙ. Чудеса в решете

 Книга «Подножие российского Олимпа. Штрихи к портрету современного чиновника» / Виталий Гулий. - Москва : Алгоритм, 2015. – 334 с. реабилитирована, автор – оправдан год назад. Но узнал он об этом совершенно случайно…

Скажу сразу, если бы эта история случилась не со мной, не поверил бы ни разу. Судите сами, как могло произойти такое.

 Три года назад, после многолетних мытарств и тягот, связанных с возбужденным против меня уголовным делом, я вынужден был пойти на компромисс со следствием. А именно: согласиться на прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности. Для меня вариант абсолютно невыгодный, потому как совершен по нереабилитирующим обстоятельствам. Но что выросло, то выросло. Иначе еще несколько лет пришлось бы существовать в ограниченных правах: подписка о невыезде и т.п.

 И вдруг, когда уже все травой стало зарастать, в марте 2021 года прокуратура центрального административного округа столицы отменяет постановление следствия. А в начале мая того же года появляется совершенно иной официальный документ, полностью снимающий с меня вину «связи с отсутствием в … деянии состава преступления». Ну, не чудо ли?!

Тем более, должен сказать, я за это время палец о палец не ударил, чтобы как-то изменить первоначальное решение. Друзей, знакомых к этому вопросу тоже не привлекал. Ну, не само собой же все это произошло?! Толчок кто-то же должен был дать…

 Всякие версии в голову приходят. Возможно, это связано с назначением нового генерального прокурора и кадровой чисткой на местах. Хотя «чисткой» происшедшие перестановки трудно назвать. Скорее, это больше похоже на так называемую ротацию. И, в основном, в столице, где часть районных прокуроров поменяли местами. Ну, кое-кого понизили в должности. И все.

Более реалистичная версия, связана с поиском дополнительного компромата на следователя, который вел мое дело – Левона Агаджаняна. Он уже больше года как на нарах. Возможно, даже и на моих валялся. Но я тут абсолютно не причем. Левона на другом, как говорится, деле повязали. Ему вменяли злоупотребление служебным положением, фальсификацию доказательств и еще что-то до кучи. Если эти факты и нашли подтверждение, то вряд ли инициатором их появления был сам следователь (между прочим, по особо важным делам, майор). За несколько лет общения я достаточно изучил его характер. В целом парень он неплохой, умный и человечный. Но при этом абсолютно подчиненный системе, которая порочна сверху донизу. Мне он говорил откровенно, что иных доказательств (кроме тех, что были отвергнуты судом) он к делу добавить не может, а закрыть следствие ему не дает начальство. Полагаю, что и в его уголовном деле начальство играет не последнюю роль, а он его не сдает. Вот тут-то в качестве дополнительного «аргумента» могли пригодиться нарушения закона при возбуждении уголовного дела против меня. Но, повторяю, это лишь мои догадки.

Что же касается обстановка в самом следствии, то, думаю, на какие-либо позитивные там перемены еще долго рассчитывать не придется. Следователей и их руководителей сажают за взятки и злоупотребления, но толку никакого. На освободившиеся места приходят люди, не производящие впечатление профессионалов, озабоченных добросовестным исполнением своего служебного долга. Как я уже говорил, новое постановление по моему уголовному делу принято в начале прошлого года. Точнее, второго мая. Но мне оно было вручено лишь 26 марта нынешнего года. Причем узнал я о его существовании совершенно случайно и сам приехал получать в знакомое управление. Старший следователь в звании старшего лейтенанта А. Сайфутдинов молча распечатал документ, поставил подпись и также молча вручил его мне. Между тем, пунктом третьим постановления, которое он собственноручно готовил, он обязывал самого себя: «О прекращении уголовного дела уведомить Гулия В.В., разъяснив ему право знакомиться с материалами уголовного дела и заявлять ходатайства о дополнении предварительного следствия…….».

 Ничего подобного следователь не сделал, и даже не помышлял делать. Сидел молча, пока я читал бумагу. В пункте 4 говорилось, что «Вещественные доказательства по уголовному делу возвратить по принадлежности».

 Вещдоки – это, главным образом, книги, изъятые следствием по всей стране. Принадлежат они издательству «Алгоритм» и автору. В свое время они заполнили почти весь кабинет Л. Агаджаняна. Интересуюсь у нового следователя, где книги? – Не знаю, – мычит в ответ, – я здесь человек новый.

Ну, детсад какой-то!

 Приходится мне ему объяснять, что иски будут не только к организаторам возбуждения уголовного дела, но и к следственному управлению. Вы думаете, он извинился? Не надо думать так хорошо. Там такому не учат.

 …Честно говоря, уже начал подзабывать некоторые детали беззакония и правового беспредела, с которым пришлось столкнуться. Хотя книжку об этом под названием «Хроника «арестованной» книги. Гриф – особо опасен» все же написал. Зафиксировал и увековечил, так сказать. На том и успокоился.

 Однако события вокруг персонажей моей первой книжки – сановитых чиновников – мимо не проходили и еще раз убеждали, что характеризовал я их верно, не преувеличивал. Не злорадствуя, но любопытства ради отмечал, как многие из них, теряя свои посты и нагретые кресла, растворяются в мире. Кто-то убежал из страны. Разумеется, не с пустыми карманами, а с туго набитыми деньгами россиян. К примеру, Борис Минц – друг и выдвиженец А. Чубайса. В прошлом высокопоставленный чиновник в администрации президента. Большой либерал. После ухода с госслужбы в короткие сроки стал миллиардером. В определенных кругах его называли «кошельком Чубайса». Когда его деятельностью заинтересовались правоохранительные органы, собрал семейство и умотал в Великобританию…

 Только помянул «Рыжего Толика», а тут и новость о нем пришла. Сообщают, что покинул он пост спецпредставителя президента якобы из-за несогласия со спецоперацией на Украине. И уже заметили его, стоящим у банкомата в Стамбуле. Не удивлюсь, если он вскоре в Лондоне объявится рядом со своим «кошельком» – Минцем. Не зря же того заранее эвакуировал.

Признаюсь, у меня к Чубайсу личный счет. По-прежнему убежден, он как-то причастен к организации на меня покушения на Сахалине. Однако ловлю себя на ощущении, что мне (думаю, не только) будет не хватать Анатолия Борисовича. Без таких людей скучновато жить. Чубайс, Жириновский – это же символы нашего времени. Вспомните ставшей крылатой фразу: «Во всем виноват Чубайс!». А теперь на кого валить?

 Впрочем, крайние всегда найдутся. Бери любого либерал-крадуна из власти и вот вам очередной «чубайс». Хоть не рыжий, но масть та же. Недавно, кстати, «засветился на измене» бывший вице-премьер, а ныне главный международный шахматный начальник А. Дворкович. Его прежний коллега по правительству, а сейчас руководитель Роскосмоса Д. Рогозин моментально ответил высказавшемуся против военной операции Дворковичу. Хотя и сам Рогозин небезгрешен, но тут не удержусь, приведу полностью его слова: «Аркаша, голубь ты наш! Ты лучше ответь, почему при твоем кураторстве Минтрансом и «Аэрофлотом» вы противились закупке российских самолетов и подсадили нас всех на Boeing и Airbus? Ты чем тогда думал, «миротворец»?

 К сказанному я бы добавил ряд вопросов, связанных с принятием решений в аграрном секторе и рыбной отрасли. Это при кураторстве Дворковича началась активная кампания по дискредитации и запрету дрифтерного промысла лососевых. Промысла, приносящего в казну стабильный и солидный валютный доход. А сейчас локти кусаем – где валюту взять!

 Именно этому «голубю» (знающие люди рогозинский намек хорошо поняли) пришло в голову оригинальное предложение: дать чиновникам, принимающим решения, право на ошибку. Нет, нормально, да?! Это вроде того, что один раз – не педераст. На самом деле все наоборот.

 Пресловутое правило, негласно спущенное сверху, получило повсеместное и широкое распространение. Сплошь и рядом ошибаются следователи, прокуроры, судьи, и сотни (если не тысячи) невинных людей из-за их ошибок сидят на нарах. Из-за ошибок чиновников в Ангаре осетр перестал водиться. Главный финансист страны фишки не просек, и более трехсот миллиардов долларов за бугром осели – не достать. Вы что-нибудь слышали, чтобы за подобные «ошибки» кого-нибудь к ответу привлекали? Я – нет. А ведь обходятся они жизнями людей и огромными потерями государственных средств.

 Говорить о книжных персонажах можно еще долго и много. Но кому они уже интересны эти рушайлы, савинковы, лысковы и прочие маргеловы. Лишившись своих должностей, они тотчас потеряли общественную ценность и просто растворились.

Тем не менее, о некоторых из них умолчать невозможно. Ну, как мне забыть ярчайшую фигуру тех дней – Бориса Шпигеля. Бывший «сенатор», магнат от фармацевтики, лидер какого-то там международного еврейского движения, скоро как год меняет тюремные полати. Плачется на весь свет, умоляет добрых людей (прежде всего судей) проявить к нему милость, учесть состояние здоровья и выпустить на волю, хотя бы под подписку о невыезде. Надо признать, со здоровьем у него, действительно, далеко не все в порядке. Однако суд, несмотря на многочисленные ходатайства, не считал необходимым менять меру пресечения. Жестоко? Думаю, да. Ведь пишут, что дело чуть до инфаркта не дошло. Именно по этой причине я, скорее всего, не стану подавать на него в суд. Грех на душу не хочется брать.

 Встретиться же в судебном зале предполагаю с действующим и вполне здоровым «сенатором», председателем комитета по конституционному законодательству Совета Федерации А. Клишасом. Основания для этой встрече имеются. Я их приведу и попрошу читателей из числа юристов дать им правовую оценку. При этом следует помнить, что оное лицо является должностным, иначе говоря, государственным служащим, который сам пишет законы, в том числе и те, что его самого охраняют от различного рода нападок.

 Вот такая важная фигура г-н Клишас. Мало того, что он считается одним из главных законников страны (вкупе, конечно, с коллегой из Госдумы П. Крашенинниковым, с которым штампуют особо нужные власти нормативные акты), он еще представляет Совфед в Конституционном суде. Но именно его считаю инициатором возбуждения против меня уголовного дела. Он, конечно, может прикрыться обращением и показаниями (под протокол) председателя исполкома всемирного конгресса русскоязычного еврейства Р. Хазановой. Однако из ее показаний выходит, что она книгу в глаза не видела, а просто решила угодить своему начальнику Б. Шпигелю. Тот и направил ее к своему коллеге по Совфеду - А. Клишасу. Роль заявительницы настолько очевидна, что даже обиды на нее нет. Два бесстыжих мужика использовали женщину втемную. Что ж теперь на нее в суд подавать?!

 Другое дело – титулованный юрист, доктор наук, руководитель ключевого комитета высшего законодательного органа страны. Спрошу по-простому: должен такой человек за базар отвечать? Думаю, многие скажут - должен. Вот и я так считаю. Например, за утверждение о том, что (цитирую) «Книга содержит клеветнические инсинуации в отношении бывших и действующих членов Совета Федерации, руководства Палаты, работников Аппарата Совета Федерации, сотрудников Администрации Президента Российской Федерации, руководства страны».

Что это клевета, наговор или еще что-то? На мой взгляд, как минимум, имеются признаки злоупотребления служебным положением.

Надеюсь, юристы дадут правильную оценку обвинению, не имеющему под собой никакой почвы. Ведь пойди у него на поводу следователи и прокуроры, так за покушение на конституционные основы могли упрятать за решетку. А в условиях военного времени и к стенке поставить.

 Можно только догадываться, чем руководствовался доктор юридических наук, когда доносил о крамольной книге поочередно Генеральному прокурору Ю. Чайке, председателю Совета Федерации В. Матвиенко и председателю следственного комитета А. Бастрыкину.

По моему предположению, он не очень заморачивался над юридической стороной собственных умозрительных утверждений. Убежден, что желание наказать автора книги, одна из глав которой была посвящена олигархам во власти, оказалось гораздо сильнее профессионального долга. Ладно бы, в узком кругу давал подобные оценки и выражал свое мнение. Нет, он об этом пишет в официальном письме председателю Совфеда В. Матвиенко. Та накладывает на письмо жесткую резолюцию: «Клишасу А.А. Примите исчерпывающие меры по недопущению издания экстремистских книг и привлечению к ответственности виновных».

 Затем письмо с резолюцией, очень напоминающей приказ, направляется в следственный комитет. Там, естественно, берут под козырек. Письма нумеруются и подшиваются в уголовное дело, открывая перед третьим лицом государства перспективу оказаться соответчиком в судебном процессе.

Это я так надеюсь. Возможно, это тоже из области чудес. А вдруг что-нибудь созреет в стране. Ведь и попытка не пытка. Да и Басманный суд (как показало мое дело) может принимать объективные решения.

 

 30.03.2022

Перейти к списку новостей