Рынок «или» государство?


Рынок «или» государство?

В печати широко пропагандируется и оценивается как «высшее достижение экономической науки» книга «О чем думают экономисты. Беседы с нобелевскими лауреатами» («Альпина», 2016). Но в ней защищается вульгарная экономическая наука, а фундаментальные положения подлинной науки извращены. Альтернативную позицию утверждает доктор экономических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор Академии труда и социальных отношений Дмитрий Валовой в книге «О чем не думают экономисты» («Алгоритм, 2017), которую он издал к своему 90-летию. Редакция сердечно поздравляет патриарха советской и российской науки с 90 -летием и желаем ему крепкого здоровья и новых творческих успехов. Ниже публикуем заключение из книги «О чем не думают экономисты». О социальном государстве, построение которого предусмотрено в Конституциях ряда стран, включая Россию, нобелевцы не думают. Все их помыслы направлены на выталкивание государства из экономики, приватизацию всего и вся, и предоставление рынку полной свободы. Но это бредовая идея. Рынок и государство понятия несоотносительны и партнерское взаимодействие между ними исключено, также как и конкуренция между козлом и капустой. В повести показано, что рынок ничего не регулировал, не регулирует и не может регулировать. Эти функции ему в корыстных целях приписали в результате искажения положения Адама Смита о «невидимой руке рынка». Экономику регулировали и регулируют люди. И только люди! Партнерами государства в ее регулировании ныне являются бизнес структуры — концерны, фирмы и ряд международных организаций типа МОТ, МВФ и т.п. Вопреки осуждению нобелевцев, сегодня государства, особенно развитые неуклонно расширяют и углу- Рынок «или» государство? бляют регулирование экономики. И де- лают это они не от хорошей жизни. Частные бизнес-структуры съедают жирные куски, а все низкорентабельное, а тем более убыточное не хотят производить. В погоне частников за более высокой прибылью таких «отбросов» становится все больше и больше. Но многие «отбросы» являются крайне необходимыми для выживания населения. Кто их может про- извести кроме государства? Вырождение производственного капитализма и перерождение прогрессивного либерализма в реакционный породили и узаконили экономику афер и спекуляций. Ее сущность откровенно, глубоко и ярко сформулировал экс-директор Банка Англии в 1928–1941 гг., сэр Дж. Стемп: «Современная банковская система производит деньги из ничего. Этот процесс, возможно, самый невероятный фокус, когда-либо придуманный. Ростовщичество задумано беззаконием и рождено пороком. Банкирам принадлежит весь мир. Заберите его у них, но оставьте им власть создавать деньги росчерком пера, и они выкупят его обратно. Заберите у них эту великую власть, и все великие состояния, как и моё, исчезнут.  А они должны исчезнуть, чтобы этот мир стал лучше и счастливее. Но если вы хотите продолжать быть рабами банков и оплачивать свое рабство, тогда позвольте банкирам создавать деньги и управлять долгами». Аналогичную оценку этой порочной системе подтверждает и предводитель былого предпринимательского капитализма Генри Форд: «Фермер делает хлеб, мы делаем автомобили, но между нами стоит Уолл-стрит, стоят банки, которые хотят иметь долю в нашей работе, сами ничего не делая. Они умеют делать только одно — фокусничать, жонглировать деньгами». Уолл-стрит разорил автомобилестроителей и десятки тысяч фермеров и продолжает сколачивать все новые и новые состояния. На первый взгляд кажется парадоксальным, что нобелевцы яростно защищают и пропагандируют столь порочную систему. Но если воспользоваться советом незабвенного Козьму Пруткова «Зри в корень!», то легко убедиться, что все происходящее закономерно. Нобелевская премия по экономике — это плод мошенничества. Она никакого отношения к Нобелю не имеет.  Премия образована банкирами в корыстных целях в разгар «холодной войны» в 1969 году. Но банкиры на бюджет Нобеля не покушаются, а платят из «своего» безразмерного кармана. Кто платит, тот и музыку заказывает. Разве банкиры могут присуждать свою премию тем, кто призывает ликвидировать систему, на которой они сколачивают состояния? Таким образом, представленный в повести материал позволяет сделать выводы. Во-первых, XIX век был веком безраздельного господства капитализма. Рабочий день длился 12–14 часов. Оплата была мизерной. Жили в бараках и не имели никаких социальных пособий. Во-вторых, ХХ век был веком торжества идей марксизма. После Великой Октябрьской социалистической революции, 100-летие которой отмечается в этом году, чтобы не допустить у себя подобных революций, развитые капиталистические страны по примеру СССР начали вводить 8-ми часовой рабочий день, отпуска и другие социальные пособия. После Второй мировой войны этот процесс активизировался. В противовес социалистическому государству появилась идея социального государства. Это заметно содействовало повышению уровня благосостояния населения во второй половине прошлого века. В-третьих, новый XXI век ознаменовался веком узаконенного торжества афер и спекуляций. Вот как определил этот процесс лидер социал-демократической партии Германии Франц Мюнтер: «Когда в 1990 году коммунизм и его плановая экономика оказались поставленными на колени, мы зря обрадовались и поверили, что теперь победила социальная рыночная экономика. На самом деле после этого во всем мире развил- ся другой капитализм, с его эксцессами и без социальной составляющей части. Коммунизм оказывал на капитализм дисциплинирующее действие. Нынешняя форма капитализма, которая не сознает своей ответственности перед человеком и обществом, должна быть отправлена на помойку». Откровеннее не скажешь! Но интересно, каким образом г-н Мюнтер собирается капитализм отправить на помойку? Ведь социал-демократы были у власти не один год. Почему же они не сделали это мирным законным путем? Итак, перед нами два пути: Первый — лишить банкиров и рыночных авантюристов права «делать деньги из ничего» и таким образом сколачивать состояния. В повести показано, что уровень производительных сил уже позволяет с лихвой обеспечить население планеты необходимыми вещами и продуктами, и сделать «наш мир лучше и счастливее». Второй — «продолжать оставаться рабами банков и рынка и оплачивать свое рабство». Каким путем мы пойдем? При выборе пути нелишне помнить напутствие Александра Сергеевича Пушкина: Паситесь мирные народы! Вас не разбудит чести клич.  К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь. Наследство их из рода в роды Ярмо с гремушками да бич.

Источник: http://www.vuzvestnik.ru/arch/2017/VV_13_2017.pdf

 25.07.2017

Перейти к списку новостей